Станд-art

Текст: Игорь Зубков

Российская газета - Федеральный выпуск №7121 (253)

Руководитель Росстандарта

Алексей Абрамов: Новый знак ГОСТа получат производители только качественных товаров

Руководитель Росстандарта хочет вернуть доверие к ГОСТу. Фото: РИА Новости

Потребители смогут гарантированно отличить качественный товар. Для этого в России создается национальная система оценки соответствия требованиям ГОСТов.

На первом этапе испытания будут проводить только лаборатории Росстандарта. Знак ГОСТа (РСТ) будет использоваться только в рамках национальной системы, а прочие механизмы добровольной сертификации (а их уже более 1,5 тысяч) права на него потеряют, если не станут частью новой системы.

Об этом в интервью "Российской газете" рассказал руководитель Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт) Алексей Абрамов.

Суть инициативы - в том, чтобы производители и импортеры делали ставку на качество, а потребители доверяли тому, что покупают. Сейчас же сертификат на ГОСТ можно купить за смешные деньги без всяких лабораторных испытаний, значок ГОСТа никаких гарантий не дает.

Компании, которые получат знак национальной системы стандартизации, должны согласиться на повторные, в том числе внезапные проверки своей продукции. Взамен они могут рассчитывать не только на доверие потребителей, но и на лояльное отношение госзаказчиков, а позднее - и на прямые льготы.

Национальная система сертификации будет запущена в 2017 году как пилотный проект, ее "полное развертывание" намечается с 2018 года.

Алексей Владимирович, зачем государству понадобилось создавать свою собственную, отдельную систему сертификации?

Союз потребителей РФ: Мы часто сталкиваемся с фальсификацией товаров

Алексей Абрамов: Рынок услуг по сертификации сейчас абсолютно не цивилизованный, он похож на товарные рынки 90-х, которые существовали по каким-то одному Богу известным понятиям. Мы не хотим и не можем ничего ломать или "зачищать", мы хотим создать цивилизованную зону, в которую будем приглашать добросовестных игроков. Сразу оговорюсь, что мы в начале пути, еще очень много развилок, но мы совершенно точно понимаем, что ничего не делать нельзя.

Кто будет работать в этой системе - какие лаборатории? Как вы их будете отбирать?

Алексей Абрамов: Сегодня это 50 лабораторий и 21 орган по сертификации, которые работают в системе Росстандарта. Мы готовы допустить их, поскольку для нас они понятны и прозрачны. Это федеральные бюджетные учреждения, полностью подконтрольные и подотчетные нам.

Совсем немного. Хватит ли их на всех?

Алексей Абрамов: Во-первых, большое количество лабораторий и органов по сертификации не является залогом успеха. Здесь не работает правило, что чем больше игроков, чем выше конкуренция, тем лучше. Мы как раз видим, что у нас, может быть, даже слишком много органов по сертификации сейчас есть. Про лаборатории я не говорю, а вот по органам сертификации я вообще не вижу проблем, будет ли их 20 или, может быть, даже меньше. Если мы посмотрим опыт других стран, мало где действует больше 5-7 органов по сертификации, причем среди них есть и универсальные, и узкоспециализированные.

Во-вторых, на следующем этапе и другие органы и лаборатории смогут работать в этой системе, мы не претендуем на всеобъемлющий охват всех сфер независимой компетентной оценки. Это могут быть серьезные отраслевые союзы, как за рубежом. Допустим, Немецкий институт по стандартизации (DIN) доверяет ассоциации электротехники DKE, у которой своя подсистема сертификации. Если мы увидим таких стратегических партнеров, мы, конечно, предложим им работать совместно в рамках этой системы. Думаю, первый такой партнер у нас - это Роскачество.

Чем будет отличаться подход к испытаниям продукции, выдаче сертификатов в новой системе, что там будет по-новому?

Алексей Абрамов: Участники системы будут проходить те же процедуры допуска к работам, что и сейчас, но их аккредитация будет производиться не только по общим требованиям к любой лаборатории, но и на соответствие конкретным стандартам, в области которых они будут работать.

Мы планируем дать возможность всем желающим заявляться на подтверждение стандартов, даже если они не связаны с техническим регулированием. Напомню, что в рамках существующих правил у нас главным образом идет оценка соответствия требованиям техрегламентов и, соответственно, стандартов, на которых они основаны. Это увеличит, на мой взгляд, объем рынка услуг по сертификации процентов на 30-40. Добровольных систем более полутора тысяч, как они работают, никто не знает, и потребитель в них просто путается. А здесь, мы считаем, есть накопленное годами доверие в целом к Росстандарту и к ГОСТам, это стимул для компаний заявляться на прохождение таких работ. И никто их насильно привлекать к участию в этом проекте не будет.

Вот производитель предоставил образцы, прошел испытания, получил сертификат минимум на год. А потом, что называется, оступился, начал экономить. И что? Кто его поймает?

Алексей Абрамов: Когда образцы продукции испытаны, все соответствует, качество хорошее, это не означает, что мы с производителем прощаемся и увидимся снова только тогда, когда он захочет свои права на знак ГОСТа продлить. Органы по сертификации и лаборатории должны будут в течение того периода, пока есть право на знак, проводить повторные испытания, а для этого они получат право отбирать продукцию и на производстве, и с полок магазинов. При этом испытания должны быть предоплачены.

С каким интервалом может происходить проверка в рамках этого мандата?

Алексей Абрамов: Здесь даже не столь важен диапазон - месяц или квартал, - главное, чтобы это не было заранее известно производителю. Сейчас у нас в рамках госконтроля очень много ограничений, которые не позволяют эффективно выявлять нарушения. Эта деятельность не подпадает под госконтроль, и проверка будет проводиться не государственными инспекторами в форме, а экспертами, которые знают, где смотреть, и могут очень быстро выявлять проблемы без вмешательства в оперативно-хозяйственную деятельность.

Сейчас когда приходят контролеры - это значит: все закрывается, ничего не работает, люди с белыми лицами подписывают какие-то бумаги, уже готовы ехать в тюрьму. А здесь должен быть чисто экспертный, предметный разговор. Хотите, вместе сейчас поедем в лабораторию, прямо при вас все проверим.

Если все-таки обнаружилось, что продукции под вашим сертификатом уже до заявленного стандарта далеко?

Алексей Абрамов: Хорошо еще, если это тот производитель или импортер, с которым у нас есть отношения и мы эту продукцию смотрели... Бывает, что просто произошел сбой в технологическом процессе. Тогда мы должны выступить консультантами и помощниками, все заинтересованы, чтобы и компания снова могла работать, и потребитель был доволен.

Другое дело, когда это заведомо незаконная деятельность. В таком случае будем лишать права на маркировку, соответственно, этот производитель теряет всю предоплату за инспекционные процедуры. В этом смысле он существенным образом рискует, если пользуется маркировкой недобросовестно. В дальнейшем, я думаю, в течение какого-то времени мы не будем принимать заявки от такой компании.

При этом отзыва продукции не будет?

Алексей Абрамов: Если производитель был замечен в нарушении, лишился права на знак и больше его не наносит, мы "расстаемся друзьями", и все. Если же он продолжает использовать нашу маркировку, должны включаться уже механизмы, как с водителями, которые ездят за рулем даже после лишения прав. Здесь точно будет отзыв продукции - такие полномочия и у нас, и у других контролирующих органов есть.

Также в рамках планируемого принятия нового Кодекса РФ об административных правонарушениях предполагается предусмотреть более широкие возможности для всех контролирующих органов применять административное приостановление деятельности.

Сейчас написано просто - "на срок до 90 суток". От одного часа до 90 суток - это слишком широкая "вилка", которая таит в себе риски недобросовестности контролеров.

Мне кажется, это должно работать таким образом. Выдается предписание с реальными сроками, и только если оно не помогает, к нарушителю применяются более жесткие меры. При этом они должны действовать до момента устранения нарушения. Устранил - зачем предприятию простаивать? Вся работа по повышению культуры на рынке должна проходить в диалоге.

Будут ли у участников новой системы какие-то прямые преференции? Например, по части госзакупок.

Алексей Абрамов: Я думаю, что этот вопрос рано или поздно возникнет, но точно не на этапе пилотной стадии, чтобы не вышло так, что, мол, если хотите получить доступ к каким-то государственным деньгам или ресурсам, пройдите такую-то процедуру. Сначала национальная система должна развиваться за счет "чистого" интереса добросовестных производителей.

Что касается госзакупок, в этой сфере уже закреплена необходимость использования ссылок на стандарты. В этой связи сертификация в новой системе даст преимущество и поставщику, и госзаказчику в сроках рассмотрения заявки, приемке продукции - качество уже гарантировано "третьей" стороной.

Сколько будет стоить сертификация в новой системе?

Алексей Абрамов: Система должна покрывать все издержки, быть самоокупаемой и иметь нормальную маржу для развития. Небольшие бюджетные вливания в развитие именно испытательно-лабораторной базы возможны, но не ранее 2018 года и только по узким и приоритетным для государства направлениям. Это может быть связано с импортозамещением, с острыми социально значимыми вопросами.

Нельзя сказать, что мы будем работать по себестоимости или ниже себестоимости, как это порой предлагается отдельными игроками на этом рынке. Мы понимаем, что если кто-то сильно демпингует, это означает, что организация, даже если она работает "в белую" и выполняет все процедуры, не вкладывает в развитие специалистов, проводящих испытания (а это должны быть высокопрофессиональные эксперты в своей области), в оборудование, расходные материалы и так далее.

То есть расценки значительно вырастут?

Алексей Абрамов: В сравнении с тем, за сколько сейчас можно купить "липовый" сертификат? Торговать подложными документами, естественно, дешевле, чем выполнять все установленные процедуры.

В эту систему должны прийти именно те, кто ставит на качество в конкурентной борьбе?


Сейчас добровольных систем более полутора тысяч, но как они работают, никто не знает. Фото: РИА Новости

Алексей Абрамов: Как раз те, у кого нет проблем с допуском на рынок, но они не могут использовать свои преимущества, потому что другие производители занижают искусственно требования к продукции - и при этом выступают с ними на равных.

Государство должно гарантировать безотказную работу этой системы и минимальный риск возникновения каких-то сбоев с точки зрения объективности оценки, грамотно выстроить системы внутреннего и внешнего контроля. И следить за балансом интересов разных сторон. Не надо каждый раз заглядывать в глаза производителю и просто выдавать за деньги какие-то документы, но и перед потребителем заигрывать тоже не нужно.

Для малого бизнеса сейчас не очень понятны цена, сроки сертификационных процедур. Новая система как с ним будет работать?

Алексей Абрамов: Мы постараемся сделать максимально удобный и доступный продукт для малых и средних компаний. Сейчас вместе с "Корпорацией МСП" мы стараемся разработать механизм возможного субсидирования затрат малых и средних компаний на комплекс испытаний.

Субсидирование только для вашей системы?

Алексей Абрамов: Мы хотели бы, конечно, чтобы государственные средства тратились на понятные работы, за которые мы в состоянии ответить.

В этой системе можно будет все сертифицировать - и товары, и услуги, и системы менеджмента?

Алексей Абрамов: Да, мы видим ее как комплексную.

Для ее запуска потребуется какой-то отдельный закон?

Алексей Абрамов: В принципе, все понимают востребованность нового регулирования, на заседании госкомиссии по борьбе с контрафактом эта тема уже поднималась. Каким бы универсальным ни был закон о техническом регулировании, все равно его недостаточно для того, чтобы описать все вопросы, связанные с подтверждением соответствия. Там слишком много специальных вещей, специальной регуляторики. И, наверное, мы в ближайшее время созреем для отдельного закона об оценке соответствия. Но для проекта, который мы сейчас начинаем, можно пока обойтись и решениями уровня Росстандарта или минпромторга.

Инфографика: Леонид Кулешов / Игорь Зубков / РГ

Символы качества

Знак госта ждет национализация

Каким будет знак национальной системы стандартизации?

Алексей Абрамов: Знак РСТ, он достаточно запомнился потребителям. Его, правда, используют и другие добровольные системы, но с подписью "Добровольная сертификация". Наш знак будет сопровождаться указанием на конкретный ГОСТ.

Разве это правильно, что товар, прошедший испытания в новой системе, простому потребителю будет очень трудно отличить от прочих добровольных систем?

Алексей Абрамов: Они не должны подменять своими знаками знак национальной системы, то есть их знаки не могут быть похожи на РСТ до степени смешения. Как будут выглядеть их знаки, они должны определить сами.

То есть знак РСТ им использовать будет запрещено?

Алексей Абрамов: Может быть, какое-то время и останутся похожие знаки. Мы ничего пока с этим сделать не можем. Порядок регистрации многочисленных добровольных систем фактически уведомительный, и, по сути, они создают каждый раз какую-то новую сущность, новый мир.

Должны быть определенные механизмы регулирования и мониторинга деятельности этих систем. Мы не собираемся ими управлять, у них есть свои владельцы, есть и потребители, которые им доверяют. Какие-то из этих систем со временем смогут стать частью национальной системы сертификации и работать по общим правилам, но в какой-то определенной узкой области.

Та мозаика систем сертификации, которая сейчас существует в России, уникальна, нигде в мире такого нет. Везде есть "ядро", вокруг которого все выстраивается. А у нас получается, что много мелких систем добровольной сертификации, за которые никто не отвечает. Мы можем только сказать, что система зарегистрирована, но как она работает, какие документы выдаются, проходит или не проходит продукция установленные процедуры, - к сожалению, сказать не можем.

И что нужно - подчинить их Росакредитации?

Алексей Абрамов: Я считаю, что органы по сертификации, которые в этих системах работают, должны аккредитовываться, это правильный тренд. Все хотят бумагу получить о регистрации в Росстандарте, но при этом, повторюсь, мы не понимаем, какая компетенция у тех лиц, которые говорят "мы умеем, мы можем, у нас есть все необходимое для того, чтобы подтверждать соответствие".

Должна быть обратная связь от этих систем, а то получается, что мы их создаем и дальше их судьба нам непонятна. С участием профессионального сообщества нам нужно выработать единую позицию, посмотреть зарубежную практику и понемногу привести все к цивилизованной форме.

Как знак национальной системы сертификации будет соотноситься с другими знаками на товаре?

Алексей Абрамов: Знак РСТ будет присутствовать наряду с остальными знаками. К примеру, со знаком EAC, который свидетельствует, что товар безопасен, соответствует техрегламенту в части минимальных требований. Может быть и третий знак - Роскачества, если это товар премиум-сегмента, чемпион в своем классе. В этой линейке знак РСТ будет означать соотношение продукции как требованиям безопасности, так и требованиям качества. А наша задача сделать так, чтобы у потребителя не было даже мысли о том, что под знаком соответствия ГОСТу может скрываться что-то нехорошее.

Инфографика: Александр Смирнов / Игорь Зубков / РГ



В России создана Национальная система сертификации

Текст: Игорь Зубков

Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии создало Национальную систему сертификации. Приказ об этом подписал руководитель Росстандарта Алексей Абрамов 29 декабря, рассказали "Российской газете" в ведомстве.

Система будет добровольной. Проверку на соответствие ГОСТам товаров и услуг в рамках этой системы на первом этапе будут проводить только лаборатории, работающие в подчинении региональных центров стандартизации, метрологии и испытаний (ЦСМ) Росстандарта.

Пойти на создание своей собственной добровольной системы Росстандарт решился из-за большого количества "липовых" сертификатов на ГОСТы, которые недобросовестные участники рынка оценки соответствия продают за небольшие деньги без проведения реальных испытаний. Это подрывает доверие к ГОСТам и увеличивает риск потребителей нарваться на некачественную, контрафактную продукцию.

Как ранее рассказал в интервью "РГ" Алексей Абрамов, знак ГОСТа (РСТ) будет использоваться только в рамках Национальной системы сертификации, остальные системы (их более 1,5 тысяч) права на него потеряют. Компании, которые получат знак Национальной системы стандартизации, должны согласиться на повторные, в том числе внезапные проверки своей продукции.

В 2017 году Национальная система сертификации будет работать в пилотном режиме. В ближайшее время Росстандарт определит ее оператора, структуру и состав руководящего комитета, принимающего решения о назначении органа по оценке соответствия.

При выборе оператора системы Росстандарт будет в первую очередь ориентироваться на свои подведомственные организации, имеющие необходимые квалификацию и опыт и полностью ему подотчетные, говорил ранее Алексей Абрамов.





На рынке оценки соответствия появилось первое в стране Национальное объединение держателей систем добровольной сертификации (СДС)

Фото: Анна Зобнина

Появление нового объединения анонсировали на круглом столе "Реформа национальной системы стандартизации. Экономика в новой системе координат", организованном Техническим комитетом по стандартизации № 066 при поддержке Росстандарта. Московская дискуссионная площадка стала логическим завершением двухдневного заседания рабочей группы Международного технического комитета ISO 289 "Оценка бренда", прошедшего в России впервые.

Появление независимого гражданского института по возвращению доверия к национальной системе сертификации стало логичным шагом реализации программы реформирования национальной системы стандартизации, о которой в интервью "РГ" рассказал руководитель Росстандарта Алексей Абрамов.

С принятием 162-ФЗ "О стандартизации в РФ" созданы все условия для создания рабочих стандартов, считают представители деловых кругов и федеральных органов власти. Чего не скажешь о рынке оценки соответствия требованиям документов по стандартизации, который с каждым годом все больше ориентируется на получение прибыли.

"Зарабатывают уже не только на торговле сертификатами, а даже на продаже франшиз на организацию фирм по продаже сертификатов"- считает Андрей Лоцманов, представляющий Комитет РСПП по техническому регулированию, стандартизации и оценке соответствия.

Поэтому реформирование Национальной системы сертификации - объективная необходимость. Это понимают все участники рынка. Однако мало кто знает, как это сделать без ущерба интересов участников отрасли.

"Органы надзора теперь соревнуются за самый низкий показатель количества проверок", - отметил Александр Рыбас, статс-секретарь - заместитель руководителя Ростехнадзора.

Так в Ростехнадзоре за последние три года общее число плановых и внеплановых проверок снизилось более чем на треть за счет законодательного и нормативно-правового закрепления риск-ориентированного подхода.

"На сегодня потенциал совершенствования надзора в технологической сфере за счет административного ресурса исчерпан. Главными становятся научно-организационные и технологические аспекты. И здесь роль стандартов как стимула перевода материальных производств и самой надзорной деятельности на передовые технологические уровни сложно переоценить", - подчеркнул Александр Рыбас, напомнив о подписанном 20 ноября 2016 года Соглашении о взаимодействии Ростехнадзора и Росстандарта.

"Добросовестная сертификация пока неконкурентоспособна. Надо включать общественные механизмы самоорганизации держателей СДС. Наш институт здесь для поддержки общественных направлений, которые помогут провести границу между чистыми и нечистыми", - это мнение Ивана Чайки, первого заместителя генерального директора ОАО "ВНИИС".

Напомним, модель и механизмы повышения доверия к СДС и органам по сертификации были предложены председателем ТК 066 Владимиром Шаховым. Наиболее активные организации - держатели СДС учредили первую в России Ассоциацию "Национальное объединение держателей систем добровольной сертификации".

"Теперь на базе нового объединения начнет работать механизм подтверждения компетентности СДС", - считает Владимир Шахов.

По его словам, "совместными усилиями всех заинтересованных сторон, прежде всего Росстандарта, Росаккредитации и Объединения будет разработана методика оценки добросовестности и формирования рейтинга СДС. Держатели, подтвердившие компетентность и добросовестность работы своих систем на рынке услуг по оценке соответствия, будут вноситься в Реестр квалифицированных СДС".

"Создано объединение держателей СДС. По сути, это подобие СРО в области СДС. Помимо этого идет большая работа Росстандарта совместно с Росаккредитацией и Роскачеством по созданию единой Национальной системы сертификации, в части проведения работ по подтверждению соответствия требованиям нацстандартов. Все это и будет базой для будущего федерального закона о подтверждении соответствия", - считает заместитель руководителя Росстандарта Антон Шалаев.





ГОСТ застрял

Текст: Ирина Жандарова

Российская газета - Федеральный выпуск №7105 (237)


Качественный товар получит специальный знак

Действующая в России система сертификации направлена на подтверждение безопасности товаров, а не на их качество. Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт) предложило ввести знак, который бы помогал не ошибиться с покупкой.

Сегодня на некоторых рынках доля некачественной продукции превышает 30 процентов, свидетельствует исследование Росстандарта. В числе наиболее уязвимых отраслей для контрафактной и фальсифицированных продукции стройматериалы, детские и товары легкой промышленности, топливо и комплектующие для авто.

"Мы видим объективную потребность в формировании новой национальной системы сертификации, построенной на мировых зарубежных практиках", - сообщил глава Росстандарта Алексей Абрамов на общественном обсуждении этой реформы. Сейчас в России созданы три элемента национальной инфраструктуры качества: стандартизация, аккредитация, метрология. Абрамов предлагает ввести четвертый - сертификацию с выдачей подтверждающего знака.

"На продукцию, которая соответствует стандартам, прошла жесткие тексты, испытания, будет наносить знак соответствия", - разъясняет глава Росстандарта. Абрамов считает, что подтверждающих документов при этом выдавать не придется, все сведения об используемых знаках качества будут храниться в электронном реестре. Если же качество товаров у производителя ухудшилось, то и со знаком придется распрощаться. В Росстандарте считают, что предложенная модель не противоречит действующей, а дополняет ее.

43 процента экспертов признали использование знака ГОСТ лишь рекламным ходом производителей

При этом многие сомневаются, что необходимо использовать новый знак, чтобы отметить качественный товар на полках. Так как в России есть система сертификации ГОСТ с высокой степенью доверия населения. При покупке продовольственных и непродовольственных товаров 45 процентов потребителей готовы купить товар со словом ГОСТ на упаковке, выяснил ВЦИОМ. А если он просто соответствует техническим условиям - только 3 процента.

ГОСТ так и не ушел в отставку. Половина товаров использует эту маркировку, подтверждает и Роскачество. А для некоторых товаров сертификация по ГОСТу остается обязательной.

Покупатели смогут определять страну происхождения вина по этикетке

"Реформа технического регулирования предполагала, что обязательные требования будут устанавливаться в технических регламентах, ГОСТы будут применяться на добровольной основе. На практике произошло ли это? Во многом нет, не произошло", - говорит руководитель Росаккредитации Алексей Херсонцев. Перечень продукции, которая до принятия технических регламентов подтверждается на соответствие ГОСТом, был утвержден на переходный период до 2015 года.

Но и сегодня этот перечень есть и он расширяется. Но на общественном обсуждении реформы национальной системы сертификации 43 процента экспертов признали использование знака ГОСТ маркетинговым ходом производителя. Поэтому в нынешнем виде гарантией качества этот знак служить не может.

"Среди товаров, которые помечены как соответствующие ГОСТу, не соответствуют ему в пищевой промышленности 25 процентов, 34 процента в легкой промышленности, 20 процентов продукции для детей и подростков", - говорит Денис Пак, директор департамента развития внутренней торговли, легпрома и потребрынка министерства промышленности и торговли. Он предлагает создать компетентный институт на рынке оценки соответствия, который бы оценил, какие товары достойны быть отмечены знаками качества, в том числе ГОСТом, а какие нет.





Один стандарт для всех

Текст: Инга Бугулова

Российская газета - Экономика Северо-Запада №7127 (259)

Специалисты обсудили новую национальную систему сертификации

В России до конца года на публичное обсуждение представят новую национальную систему добровольной сертификации - об этом в Северной столице сообщил первый заместитель министра промышленности и торговли Глеб Никитин. Почему необходимо пересмотреть подход к оценке качества товаров и услуг, эксперты обсудили в рамках круглого стола "Построение инфраструктуры качества в РФ: возможности и перспективы", организованного ФБУ "Тест-С.-Петербург".

Сегодня в России зарегистрированы более 1500 систем добровольной сертификации - такие данные приводит реестр Росстандарта. Однако соответствие любой из них, по большому счету, никакой гарантии потребителю дать не может: нередки случаи, когда заявленные в сертификатах показатели не подтверждены результатами испытаний, а значит, не отражают реального качества продукции. Особенно заметна эта проблема, по словам специалистов, в отношении строительных материалов, товаров для детей, изделий легкой промышленности, моторного топлива и комплектующих для автомобилей и другой техники.

Задать объективные требования к качеству, а заодно - четкие ориентиры при выборе того или иного товара как раз и призвана новая добровольная система сертификации. Ее суть в том, чтобы производители делали ставку на качество, а потребители доверяли тому, что покупают.

- По сути, речь идет о создании единого механизма, позволяющего удовлетворять потребности общества в качественных товарах и услугах. Это принципиально новый проект в области оценки соответствия, предоставляющий потребителю гарантии соответствия продукции и услуг национальным стандартам, - сказал, обращаясь к участникам круглого стола, Глеб Никитин.

По его словам, новая система будет самоокупаемой и не потребует привлечения дополнительных средств из бюджета страны. Одной из важных частей реализации реформы станет знак национальной системы стандартизации (РСТ) - разместить его на определенном товаре можно будет лишь после проведения лабораторных испытаний. Кроме того, компании, которые получат знак, должны согласиться на повторные, в том числе внезапные, проверки своей продукции. Взамен они могут рассчитывать на лояльное отношение госзаказчиков, а позднее - и на прямые льготы. Особое внимание реформа уделит допуску к работе и контролю лабораторий и органов сертификации, которых сейчас даже больше, чем нужно.

- Мы понимаем, что аккредитация ради аккредитации никому не нужна. Основная и важнейшая работа лабораторий - исследование качества продукции. Нам необходимо задать стандарты, которые позволят выигрывать отечественным предприятиям. Они должны чувствовать, что в стране есть комфортная среда, позволяющая производить товары, которые будут пользоваться спросом, - комментирует руководитель Росстандарта Алексей Абрамов.

Он отметил, что сейчас в системе Росстандарта работают 50 лабораторий и 21 орган по сертификации - их допустить готовы, так как они "понятны и прозрачны". На следующем этапе подключиться к системе смогут и другие органы и лаборатории, - их аккредитация будет производиться не только по общим требованиям, но и на соответствие конкретным стандартам, в области которых они будут работать.

По словам экспертов, выстроить инфраструктуру качества необходимо, так как практика выявила целый ряд проблем в этой сфере. В частности, отсутствует четкий регламент правил процедуры оценки соответствия, а кроме того, есть серьезная проблема контроля - сейчас на выдачу сертификатов активно работает теневой рынок, приносящий большой доход. Чтобы бороться с ним, нужно понять принципиальную вещь: готов ли российский потребитель платить за безопасность и качество?

Пока новая система только готовится к запуску пилотного периода, центры стандартизации в регионах и сами проводят работу по созданию инфраструктуры качества.

- Стандарты должны отражать современный уровень качества, и его оценка должна проводиться аккредитованными специалистами с использованием современного оборудования, - рассказывает генеральный директор ФБУ "Тест-С.-Петербург", академик РАН Владимир Окрепилов. - Развивать инфраструктуру качества надо на основе современных методов управления качеством, на всех уровнях управления. При этом значительное внимание следует уделить подготовке кадров в области стандартизации, испытаний, сертификации.

По мнению экспертов, множество систем добровольной сертификации приводит к тому, что даже специалисты не всегда правильно понимают степень соответствия качества. А потому приводить систему к единообразию надо, как и устранять противоречия в действующих нормативных актах. Есть претензии к существующему порядку стандартизации и у предпринимателей. Так, они жалуются на несоблюдение сроков по предоставлению госуслуг, нестабильность работы электронных систем - зачастую сбои мешают получать доступ к реестру аккредитованных лиц и другим важным документам.

Национальная система добровольной сертификации в рамках пилотной фазы заработает уже в следующем году. Через год-два, по словам Алексея Абрамова, будут получены ее первые результаты: насколько она эффективна? Предварительно, в полную силу реформа начнет действовать после 2018 года.





12.07.2016 17:33

Рубрика: Экономика

Опрос: Почти все предприятия реального сектора используют ГОСТы

Текст: Игорь Зубков

Подавляющее большинство (93 процента) опрошенных Росстандартом компаний реального сектора экономики используют национальные и международные стандарты, более половины из них (65 процентов) выразили удовлетворенность состоянием и качеством национальной системы стандартизации.

Такие данные озвучил руководитель Росстандарта Алексей Абрамов в ходе выставки ИННОПРОМ-2016 в Екатеринбурге.

ГОСТы, не входящие в "тело" техрегламентов, не являются обязательными, однако их востребованность будет расти. Во многом это связано со вступлением в силу 1 июля нормы закона "О стандартизации", обязывающей госкомпании, органы государственной власти и муниципалитеты при проведении закупок ссылаться на ГОСТы, а также с недавно введенной возможностью применять прямые ссылки на стандарты в нормативных правовых актах.

Росстандарт стремится шире привлекать бизнес к разработке стандартов. "Главное мерило качественности тех или иных документов, на которых бизнес строит свою работу, зависит от того, как они применяются, - отметил Алексей Абрамов. - Если они действительно работают на практике и к ним обращаются не только производители, но и потребители, контролирующие органы, другие организации - это работающий инструмент.

Росстандарт готов к развитию этого механизма, в частности, за счет инфраструктуры разработки и утверждения стандартов, но за качество этих документов в большей степени должны отвечать предприниматели".







Льготы по ГОСТу

Текст: Игорь Зубков

Российская газета - Федеральный выпуск №6978 (110)

В России начнут поддерживать производителей, которые выпускают качественную продукцию

Качество мяса будет меньше нас огорчать, когда усилят ответственность за несоблюдение стандартов. Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии разрабатывает концепцию повышения качества промышленной продукции, на основе которой потом предлагается принять ряд специальных мер ("дорожную карту").

Она будет влиять на все отрасли, но прежде всего на авиа- и судостроение, автопром и радиоэлектронику.

Качество предприятиям будут прививать через госзакупки, условия предоставления финансовой поддержки, доступа на рынок и другие требования. Об этом "РГ" рассказал руководитель Росстандарта Алексей Абрамов.

Алексей Владимирович, а стоит ли государству так глубоко погружаться в вопросы качества? Ведь каждое предприятие само больше чем кто-либо заинтересовано в качестве своей продукции, иначе оно не выживет.

Алексей Абрамов: Мы посмотрели зарубежную практику и увидели, что правительства большинства развитых стран поддерживают производителей, нацеленных на постоянное совершенствование качества своей продукции.

По такому пути пошла Япония после войны, а за ней США, увидевшие угрозу захвата ряда рынков именно японскими товарами. И уже с 2000-х активно внедряет и пропагандирует идеологию качества Китай, перед которым после длительного периода экспансии дешевых товаров встала задача конкурировать с серьезными производителями Европы и США.

На наш взгляд, этот опыт сейчас как никогда востребован в России. Самое время обеспечить потребителя качественными и недорогими товарами российского производства и как можно больше увеличить экспорт. Поэтому мы хотим использовать в комплексе все известные и, может быть, еще не известные инструменты поддержки производителей качественной продукции.

Насколько они затратны?

Алексей Абрамов: От бюджета они затрат почти не потребуют. Государство должно быть в этом смысле не "слоном в посудной лавке", а очень аккуратным арбитром, той стороной, которая должна выявлять лучшие практики и их поддерживать.

Как, например?

Алексей Абрамов: Государство не должно приобретать товары премиум-сегмента, но качество закупаемой продукции должно максимально удовлетворять усредненные потребности, говорим ли мы об оборонном заказе или о закупках для нужд социальных учреждений.

Прямых ссылок на стандарты при описании объекта закупки разве недостаточно?

Алексей Абрамов: Пока еще этот институт только запускается (ссылки на стандарты обязательны с 1 июля. - Прим. ред.). Мы рассчитываем, что сможем развернуть систему госзакупок в сторону инструментов стандартизации, а систему стандартизации использовать для того, чтобы постепенно повышать требования к закупаемой продукции. Если где-то еще нет стандартов, будем их разрабатывать для госзакупок.

Мы хотим получить обратную связь. Сейчас госзаказчики могут применять, а могут и не применять стандарты. Для них это такая вольница, и ни мы не знаем их потребностей, ни они не знают о возможностях использования стандартов в закупочной деятельности. Мы должны проанализировать вместе с ключевыми заказчиками их потребности, и понять, достаточно ли существующих документов, и вместе выстраивать планы. Но говорить, что этого достаточно для существенного повышения качества производимой продукции в стране в целом, еще рано.

Но подтягивать качество, ужесточая стандарты, можно?

Алексей Абрамов: По крайней мере, сначала мы сможем увидеть, что за те же деньги будем покупать больше продукции и при этом надлежащего качества.

А дальше можно действовать в рамках "технологического коридора". Многие государства через симбиоз госзакупок и системы стандартизации определяют приоритеты развития в научно-технологической сфере, фактически задают будущий технологический профиль страны - к такому-то году мы должны освоить определенную технологию, получить соответствующую компетенцию, научиться производить такую продукцию.

Например, именно так американцы освоили добычу сланцевого газа. Они использовали инструменты своей федеральной контрактной системы, чтобы спланировать и профинансировать соответствующие разработки, одновременно внедряли операционные стандарты добычи, стандарты на оборудование и инфраструктуру.

Стандарт - сложный документ. И если сейчас участники госзакупок умудряются обходить все мыслимые ценовые ограничения, то ГОСТ им обойти будет еще проще. Разве нет?

Алексей Абрамов: Понятно, что, записав в техническом задании ссылку на стандарт, заказчик далеко не всегда может быть уверен, что продукция действительно ему соответствует, и поставщик его не обманывает. Особенно в условиях длящихся поставок, регулярных в течение года. Я думаю, в этих условиях государственный заказчик должен привлекать специализированные организации, которые будут оценивать периодически качество продукции, в том числе с использованием лабораторных методов.

Да, это может привести к издержкам для бюджета. Но когда у нас миллиарды тратятся на покупку той или иной продукции или услуг, наверное, можно изыскать небольшие средства на контроль качества.

читайте также

Речь может идти о новой контрольно-надзорной службе?

Алексей Абрамов: Нет. Это обязанность госзаказчика, и все риски лежат на нем. Если его проверяют и выясняют, что он тратит деньги не пойми на что - у него должны быть проблемы. Отдельного госконтроля не надо.

А если госзаказчик привык работать с определенным поставщиком, а тут ему нужно на стандарт ссылаться, кто помешает ему заявить, что у него закупки уникальные?

Алексей Абрамов: Конечно, не во всех случаях стандарты применимы. Ни в одной стране нет абсолютно законченной системы стандартизации. Стандарты всегда догоняют реальную практику. Поэтому мы достаточно гибко прописали, что если заказчик считает невозможным применить стандарты, он должен это публично обосновать. И тогда нужно быть готовым доказывать это коллегам из ФАС и Счетной палаты, которые будут более пристально смотреть на такие вещи. Если видно, что заказчик лукавит, такие контракты будут отсекаться.

Цена или качество?

Алексей Владимирович, рассматривается ли возможность повысить значимость критериев качества за счет снижения значимости цены при госзакупках?

Алексей Абрамов: На самом деле, у заказчиков есть возможности поставить определенный уровень качественных показателей, чтобы получить в итоге качественную продукцию.

Но есть и риски, потому что если приходит поставщик, который в два раза снижает начальную цену торгов, то он, скорее всего, выиграет, независимо от каких-либо критериев... Нужно проанализировать, как часто выходит так, что в результате такого демпинга государство получает совершенно неадекватных поставщиков, которые не выполняют свои обязательства и с ними потом приходится судиться. Или привлекаются субподрядчики, которые вынуждены экономить на всем, в то время как победитель торгов в легкую получает маржу посредника.

В целом госзакупки могут стать главным инструментом в борьбе за качество?



Алексей Абрамов: Не только. Мы считаем, что условием оказания какой-либо господдержки должно стать использование компанией сертифицированных систем менеджмента. Они могут быть нацелены на достижение разных задач - от совершенствования внутренних бизнес-процессов до сокращения негативного влияния на окружающую среду.

Понятно, что есть хорошие директоры, которые контролируют качество на всех этапах, пытаются идти на шаг впереди конкурентов. А есть компании, работающие по старинке. Если государство им выделяет какие-то ресурсы, оно должно что-то требовать взамен. Не должно быть такого, что государство просто дает деньги ради того, чтобы поддерживать существование или даже развитие неэффективного бизнеса - нужно одновременно предъявлять встречные требования по повышению его конкурентоспособности. Это могут быть условия госзакупок, предоставления финансовой поддержки, доступа на рынок и другие требования, которые должны вводиться ступенчатым образом - все выше, жестче, строже.

В обмен на господдержку бизнесу будут предъявлять встречные требования - все выше, жестче, строже

Такие правила сейчас уже применяются для предприятий, участвующих в гособоронзаказе. В техрегламенте по безопасности пищевой продукции прописано внедрение основных принципов системы менеджмента качества. Но все это пока не системно, не комплексно: кто-то что-то делает, кто-то что-то не делает, в итоге это приводит к некоторой расхлябанности.

Это касается не только крупных заводов, но и любых компаний, получающих господдержку, в том числе по линии Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства.

Почему бы просто не возродить госприемку на предприятиях?

Алексей Абрамов: Мне кажется, это тупиковый путь, еще раз наступать на те же грабли совершенно не хочется. Если продукцию этого предприятия государство не потребляет напрямую, оно не будет заинтересовано в эффективном контроле. А вот ресурсов такая система потребует много.

Предполагаются ли какие-то изменения в порядке сертификации?

Алексей Абрамов: Мы сейчас готовим новую национальную систему сертификации, которая должна заменить систему ГОСТов, созданную до закона о техническом регулировании. В этой новой системе будут работать органы по сертификации и испытательные лаборатории, находящиеся в ведении Росстандарта, и частные компании, которые будут отвечать новым правилам и пройдут необходимую квалификацию. Рынок услуг по сертификации, по испытаниям сегодня нуждается в мощном добросовестном операторе, создание которого возможно при участии государства. Для этого мы планируем использовать существующую инфраструктуру ЦСМ Росстандарта, которые работают почти в каждом регионе. В наиболее крупных городах будут созданы органы по сертификации и испытательные лаборатории.

Планируется ли ужесточение ответственности за нарушение техрегламентов?

Алексей Абрамов: Сейчас готовится новая редакция Кодекса об административных правонарушениях, и мы участвуем в этой работе. А сейчас все понимают, что даже если тебя поймают, ты легко откупишься невысоким штрафом.

Сокращаются количество проверок и полномочия контролирующих органов, контроль становится очень прицельным, проверки проводятся только в отношении тех компаний, по которым из разных источников установлена почти стопроцентная вероятность выявления нарушений. В этой ситуации только очень серьезные наказания будут играть профилактическую роль для остальных игроков на рынке.

Насколько сильно будут повышены штрафы?

Алексей Абрамов: Думаю, они должны дифференцироваться в зависимости от тяжести нарушения.

Штрафы и сейчас по ряду составов кажутся высокими, но по факту оказывается, что их невозможно применить, потому что контролеру нужно доказать не только факт нарушения техрегламента, но и конкретный вред, причиненный конкретному гражданину. То есть принести справку о том, что кто-то отравился или у кого-то машина сломалась. Хотя, на наш взгляд, любое нарушение техрегламента уже означает вред или риск этого вреда, доказывать это уже не нужно.

Мы в этом смысле хотим, чтобы у контролеров были реальные возможности для привлечения нарушителей к ответственности.

Второе, с чем мы сталкиваемся и что тоже негативно влияет на дисциплину на рынке, это практика снижения в судах размеров уже назначенных штрафов, иногда ниже минимальной планки этого штрафа. Да, могут быть смягчающие обстоятельства в отношении конкретного человека, но, по нашему мнению, применять эти основания к юрлицу неверно. Мы надеемся, что будут реальные санкции с их надежной защитой в случае судебного обжалования. Когда никто не оспаривает, что нарушение имело место.

Товары оставят без опасности

Текст: Татьяна Зыкова

Российская газета - Федеральный выпуск №7104 (236)

Роспотребнадзор и Росаккредитация смогут сами приостанавливать действие сертификатов соответствия

Сертификация в России превратилась в профанацию, уверяют эксперты. Подделывают протоколы испытаний, предлагают "замеры - оптом". Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Производители мясных и молочных продуктов, соков, косметики, парфюмерии, бытовой и компьютерной техники, всего 14 ведущих российских торговых и производственных ассоциаций предпринимателей, встревожены новыми правилами отзыва сертификатов соответствия. Это документы, которые подтверждают возможность продажи товара, его безопасность и характеристики.


В России ужесточат правила допуска на рынок детских товаров

Сейчас контролеры - Роспотребнадзор и Росаккредитация - вправе только предлагать приостановить действие этих разрешительных документов при наличии претензий к ним. А с 1 января 2017 года получат полномочия самостоятельно принимать жесткие решения.

"Предполагается, что с 1 января 2017 года органы надзора могут задним числом лишать производителей и поставщиков товаров сертификатов, в том числе из-за любой незначительной ошибки в маркировке товара или грамматической ошибки на упаковке, когда вместо буквы "а" написана буква "о", - волнуются в Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК). "А ведь такие нарушения легко устранимы, и нет необходимости конфисковывать всю партию товара и тем более ее уничтожать", - взбудоражены члены РАТЭК.

Угрозу бизнесу предприниматели увидели в поправках в Федеральный закон "О техническом регулировании". Проект закона подготовили в минэкономразвития. Документ размещен на сайте regulation.gov.ru и уже одобрен на заседании Государственной комиссии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции.

Для бизнеса, по словам собеседников "Российской газеты", отзыв сертификата означает изъятие партий товаров из продажи, огромные финансовые потери. Например, лишение сертификата на питьевое стерилизованное молоко приводит к приостановке продажи молока во всех торговых точках в 25-30 регионах страны.

Законопроект фактически дает органам контроля на рынке карт-бланш, что испугало бизнес

Более того, приостанавливается производство молока на всех производственных площадках. При этом проблемы с продуктом может и не быть (надзорный орган может сделать некорректные выводы) или проблема будет касаться конкретной партии продукта из-за нарушения режимов транспортировки, хранения.

"Нововведение наделяет органы госконтроля и надзора избыточными полномочиями по одностороннему принятию решений о признании сертификатов недействительными на основании только потенциальной "угрозы жизни и здоровью потребителя. В этом случае добросовестные производители с высокой долей вероятности могут подвергнуться необоснованному административному давлению", - констатируют авторы письма на имя первого вице-премьера Игоря Шувалова (текст письма есть в редакции "РГ"). Среди них, помимо РАТЭК, Российский союз производителей соков, Национальная мясная ассоциация, Союз мороженщиков, Ассоциация производителей парфюмерии, косметики, товаров бытовой химии и гигиены, Ассоциация компаний розничной торговли и пр.

Особенно взбудоражен бизнес отсутствием механизма уведомления торговцев, купивших готовую продукцию, о том, что сертификаты на нее будут недействительны.

Свою озабоченность бизнес объясняет нынешней контрольно-надзорной практикой. По мнению предпринимателей, органы по сертификации и контролеры из Роспотребнадзора зачастую трактуют любое нарушение требований технических регламентов как представляющее "угрозу жизни и здоровья потребителей", выносят безосновательные решения о приостановке действия сертификатов.

Большинство таких претензий, обращает внимание деловое сообщество, регулярно оспаривается производителями в судах. Бизнес в связи с этим предлагает законодательно закрепить понятия "угроза жизни и здоровья потребителей", определить перечень оснований для признания недействительными сертификатов в зависимости от риска причинения реального вреда потребителям, а также прописать четкую процедуру обжалования решений. И предусмотреть механизм возобновления действия сертификатов.

В минэкономразвития "РГ" заявили, что письмо от производителей продуктов, бытовой и компьютерной техники в ведомство не поступало. "Сейчас по законопроекту идет процесс согласования и подготовки заключения об оценке регулирующего воздействия. Будут проведены дополнительные встречи с участием представителей бизнес-сообщества", - сообщили в ведомстве.

"Законопроект фактически дает органам контроля на рынке карт-бланш - действенный инструмент, позволяющий защищать потребителей от приобретения ими фальсифицированной продукции", - такой точки зрения придерживается Антон Зязин, представитель Ассоциации производителей детских автокресел.

По его словам, сегодня сертификация в России превратилась в профанацию. Недобросовестные производители и поставщики подделывают протоколы испытаний, предлагают "замеры - оптом". "Сертификаты штампуются за час", - отмечает он. При этом сами протоколы испытаний отсутствуют. А в зоне риска - здоровье людей.

По его мнению, инициатива минэкономразвития - сильнейший сигнал государства рынку о том, что с "липовыми" сертификатами будет покончено, а фирмы-посредники будут ликвидированы. "Безусловно, законопроект требует обсуждения и доработки, в том числе "по грамматическим ошибкам". Ясно одно, добросовестным участникам рынка, сертифицирующим свою продукцию по правилам, бояться нечего", - резюмировал эксперт.





Как по писаному

Текст: Тарас Фомченков

Российская газета - Федеральный выпуск №7103 (235)

Родину вина укажут на этикетке

Выбирая в магазине вино, покупатель сможет сразу и без ошибок определить страну его происхождения. Минсельхоз предлагает указывать на этикетках родину винограда или виноматериала, на основе которого изготовлен спиртной напиток.

Предполагается, что принятие таких поправок в закон о регулировании алкогольного рынка, будет хорошим стимулом для производителей вин из отечественного сырья, которые будут на равных конкурировать с теми, кто использует импортные виноматериалы.

"С таким подходом мы сможем защитить от некачественного вина потребителя, у которого появится информация о происхождении не только самого напитка, но и его основы. Проще импортировать виноматериалы, чем заложить виноградники, чтобы получить настоящее вино. У наших производителей появится стимул закладывать больше виноградников, развивать российское виноделие, которое всегда славилось хорошими марочными винами", - приводятся в официальном сообщении на сайте минсельхоза слова министра сельского хозяйства Александра Ткачева.

Стоит подчеркнуть, что российского виноматериала в российском же вине пока действительно мало. В прошлом году в России произвели около 760 миллионов литров тихого, игристого вина и винных напитков, подсчитывает директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя Вадим Дробиз.

В свою очередь виноматериала для этой продукции произвели только около 310 миллионов литров, причем "из этого количества порядка 65 миллионов литров ушло на производство коньячных спиртов.

Два литра российского вина из трех произведены из импортного виноматериала, подсчитали эксперты

Плюс еще около 204 миллионов литров виноматериала мы закупили по импорту. При этом в прошлом году производили вино также из виноматериала более ранних лет, который есть у винодельческих хозяйств. В итоге получается, что из 760 миллионов литров только около 250 миллионов сделано на российском виноматериале", делает вывод эксперт.

Впрочем, на рынке виноделия пока не настолько все хорошо, чтобы не нашлось чего еще подправить, уверены эксперты.

Во-первых, стоит задуматься о введении специализированных магазинов, в которых будут продавать алкогольные напитки крепостью свыше 25 градусов. "А все остальное спиртное разрешить продавать в супермаркетах. Это будет способствовать росту потребления именно вина", - предлагает руководитель Центра разработки национальной алкогольной политики Павел Шапкин.

Второе, продолжает он, стоит подумать о разрешении ночной продажи российского вина, тем более что раньше можно было после 22 продавать напитки крепостью ниже 15 градусов, а сейчас ввели тотальный запрет.

Кроме того, наши виноделы жалуются на то, что уже существующие нормы регулирования есть, но не выполняются. "Например, 1 июня 2015 года вступил в силу закон об упрощенном порядке лицензирования. Но до сих пор нет соответствующих разрешений по маркам, не разработан реестр виноградных насаждений, не определено понятие "винодельня", не определен срок рассмотрения документов на получение лицензий", - перечисляет эксперт.

И самое главное, подытоживает Павел Шапкин. "Раз уж у нас все пиво не маркируется, а акциз на него 20 рублей за литр, то зачем при наличии акциза на российское вино в 5 рублей за литр его еще и маркировать? Либо надо маркировать пиво, либо не маркировать вино", - резюмирует эксперт.





ЕАЭС создаст структуру для борьбы с липовыми сертификатами

Текст: Игорь Зубков

Страны Евразийского экономического союза договорились о выработке в ближайшее время специальной процедуры реагирования на заведомо недостоверные сертификаты соответствия, выданные в одной стране заявителям из другой страны-члена ЕАЭС.

Об этом "Российской газете" рассказал руководитель Росаккредитации Алексей Херсонцев по итогам первого рабочего совещания руководителей органов по аккредитации стран ЕАЭС и представителей Евразийской экономической комиссии.

"Договорились сформировать специальную структуру в рамках ЕАЭС, которая бы более активно реагировала на практику деятельности органов по аккредитации и с ее учетом корректировала содержащиеся в техрегламентах правила выдачи сертификатов", - сказал Алексей Херсонцев.

Как сообщает Евразийская экономическая комиссия, на ее площадке будет создан подкомитет по вопросам аккредитации.

Кроме того, Росаккредитация поддержала инициативу ЕЭК об ужесточении критериев включения аккредитованных лиц в реестры Союза. Участники также договорились о совершенствовании форм сертификатов в части внесения в сертификаты информации, однозначно свидетельствующей о соблюдении органом необходимых процедур при оценке соответствия.

Сертификаты в основном оформляются на импортную продукцию, при этом поставщики, заинтересованные в быстром оформлении необходимых бумаг на импорт, зачастую фактически покупают сертификаты и не проводят лабораторные испытания, которые должны подтверждать безопасность партии товара. Механизм отзыва продукции с недостоверными сертификатами, выданными в Белоруссии или Казахстане, громоздкий и сложный.



Ссылки на ГОСТы при госзакупках стали обязательными

Текст: Игорь Зубков

При осуществлении закупок государственные ведомства и госкомпании с 1 июля 2016 года будут обязаны при описании объекта закупки использовать документы национальной системы стандартизации.

Соответствующие поправки в законы № 44-ФЗ и № 223-ФЗ подписал президент РФ. Поправки являются "законом-спутником" важного закона "О стандартизации в РФ", принятого 29 июня 2015 года.

Прямые ссылки на ГОСТы заменят длинные описания объектов закупки и позволят сократить закупки по завышенным ценам, когда рядовая закупка выдается за товар или услугу с "уникальными характеристиками". Кроме того, заказчик сможет определить надежность будущих поставок и корректно оценить затраты на их осуществление, отметил руководитель Росстандарта Алексей Абрамов.

Закон не исключает возможность описания объекта закупки через иные, нестандартизированные правила, если необходимо приобрести инновационную продукцию.

Но в этом случае заказчику необходимо будет доказать, что поставляемый товар необходим, соответствует его реальным потребностям и имеет нестандартные качественные характеристики.